Полина БАРАНИЧЕНКО | Современный мир требует от театра современных решений

Популярне

Quarantine to extended until mid-May in Ukraine, libraries and museums will open

On Tuesday, April 21, the Cabinet of Ministers of Ukraine held a regular briefing on the situation with counteracting...

New Ukraine’s government clarifications: in elevator -with mask, fine up to 34K hryvna without mask

The Cabinet of Ministers of Ukraine has provided clarifications to carry ID cards, where is it necessary to wear...

Officially: three suspected сoronavirus cases in Ukraine

The Chinese authorities are trying by blockade to stop the spread of the 2019-nCoV coronavirus throughout the country and...

Команда театра вне театра uzahvati возникла 4 года назад. Развитие современного театра в Украине или создание нового направления не было нашим главным мотивом. Просто однажды нам стало интересно создавать новые формы взаимодействия между зрителем и актером, а также вовлекать эмоции.

Мы не знали о существовании site-specific театра, который в то время уже был популярен в Европе. Иммерсивные спектакли зародились около 20 лет назад и давно шли по всему миру. Многим знакомы постановки “Sleep no more” от PunchDrunk или “Сargo” авторства Rimini Protokoll.

Мы же пришли к направлению иммерсивного театра через собственные поиски новых форм: с одной стороны творческих высказываний, а с другой — формы взаимодействия.

Современный мир требует от театра современных решений. Диджитализация, высокий темп жизни, тотальное увлечение социальными сетями, и то, как люди взаимодействуют друг с другом и воспринимают мир, ждет от творческих коллективов нового подхода и способа общения. Театр никогда не был массовым искусством, но в то же время, он всегда динамично менялся согласно времени, в котором существовал.

Наш театр вне театра создает спектакли о человеке, ситуациях, его чувствах и эмоциях, которые он ежедневно проживает. Со стороны может показаться, что зрителю будет все близко, понятно, и он пойдет на спектакль. Увы, нет.

Когда мы начали заниматься этим направлениям в Украине, то столкнулись с двумя вопросами, которые сопровождают нас и сейчас, после 4-х лет работы и 4-х спектаклей. Первый —  “что это такое?”, второй — “а театр ли это?”.

“Что это такое?” — объяснить невозможно. Как бы ни пытались коммуницировать, использовать фотографии со спектаклей, давать интервью, делать рекламные видео, но мы не можем передать тот спектр эмоций и глубину личного опыта, которые зритель получает, посещая иммерсивный спектакль.

Наверное, так происходит потому, что эта история не про посмотреть, а про почувствовать, прожить. Точнейшие характеристики формата — бесконечные отзывы и посты наших зрителей. Они обязательно делятся ими в социальных сетях или же рассказывают друг другу, если удается пережить сильное эмоциональное впечатление. Но, даже это не дает человеку 100% понимания, что же будет на спектакле.

В иммерсивном спектакле действие происходит в движении и развивается на 360 градусов вокруг зрителя, так как мощно работает локация, которая становится не декорацией, а соавтором происходящего. Зрители перемещаются в группе, строят отношения не только с актёром, но и друг с другом. Зритель может что-то не увидеть, не заметить, прослушать и додумать или же дочувствовать. Каждое впечатление и каждая история, которой он делится потом — индивидуальна.

В таких спектаклях негативный и дискомфортный опыт, опыт “не понимаю” и “не знаю” включен в стоимость билета. Он так же важен, как и позитивный. Чего не скажешь о классических постановках, потому что там зрителю всегда комфортно. Ты приходишь в красивое здание, садишься в удобное кресло, открываются кулисы, начинается магия театра. Красота: декорация, свет и звук. И даже если темы, которые транслируются, непростые, драматические, острые (действительно, множество классических постановок затрагивают струны души человека), то они не создают личного дискомфорта. Потому что есть ощущение зоны безопасности: “я зритель, я смотрю на постановку”, и это сглаживает переживания.

В иммерсивном театре, а если точнее в спектаклях-променадах, ты участник действия, его соавтор, и от степени внутренней свободы и погружения в процесс зависит как формируется тот спектакль, который случится или не случится.

И второй вопрос — “театр ли мы?”. Насколько мы относимся к театральному миру Украины, развиваем ли мы современный театр, и альтернатива ли мы классическому театру? Уверена, что не совсем.

Почему? Безусловно, спектакли, которые мы создаем, и сфера, в которой работаем — это театральная сфера, потому что это диктует сама форма. Если зритель идет смотреть спектакль, значит это театр.

Для стереотипного и классического восприятии это так. В Украине для того, чтобы говорить о развитии современного театра, в первую очередь, стоит подумать о комплексном развитии восприятия свободного искусства. Иммерсивные постановки требуют от зрителя определенной подготовки: внутренней, внешней, моральной и художественной.

Коллеги из сферы классического театра часто говорят о том, что даже когда ты идешь на классическую постановку, тебе важно прочитать то произведение, по которому будет поставлен спектакль. Не для того, чтобы понять, а для глубины переживаний и возможности считать многоплановую драматургию режиссера.

Так или иначе, театр требует подготовки. Иммерсивный театр требует внутренней готовности столкнуться с чем-то неизвестным. Мы даем большую свободу. Современное искусство, в принципе, призывает человека именно к этому: обнулиться, прийти с открытой душой, открытыми глазами и сердцем, и столкнуться с новым опытом.  Позволить себе ничего не знать и узнать во время постановки, посещения музея или пластического перфоманса. Все эти формы требуют от зрителя внутренней готовности встать на отметку 0. Не навсегда, только на момент диалога с произведением современного искусства. Избавляться от грузов, которые ты несешь на встречу с художественной формой.

Я специально обобщаю, потому что считаю, что иммерсивный театр  ближе к перформативному и визуальному искусству, произведениям современной живописи и арта. Все эти формы заставляют зрителя стать, скорее, в категорию соавтора, чем созерцателя.

Добавлю: классно, когда человек, выбирающий тот или иной театр, ту или иную выставку/концерт, не находится в позиции “или-или”. Если это на сцене — то это постановка, а если в библиотеке — то не пойми что. А когда он находится в позиции “и и и”: я с этим хочу познакомиться, мне это интересно, об этом я не знал и это хочу узнать. Такой позиции не хватает не только зрителям, но и всему нашему профессиональному сообществу.

Я никогда не хотела и не буду противопоставлять тот формат, которым мы занимаемся, формату сценических действий. Как говорил Михаил Жванецкий, — “Это как красное и острое”. Эти вещи нельзя сравнивать.

Классно, когда я иду в театр и получаю там эмоциональный опыт сидя в кресле. Так же классно, когда еду в Европу и погружаюсь в иммерсивную постановку. Испытываю такой спектр чувств, который часто в жизни не проживаю. Подобный формат даёт повод задуматься: насколько моя чувственная сторона развита и развита ли она?

Полина Бараниченко, режиссер киевской театральной команды uzahvati.

- Advertisement -

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here

- Advertisement -

Блоги

Оксана СКОРОБОГАЧ | Трудовые отношения будут модернизированы?

В связи с необходимостью модернизации учета трудовых отношений наемных работников Верховная Рада приняла в первом чтении Законопроект, который утверждает...

Єгор ШИШЕНОК | Що чекає на українську економіку восени

Нестабільний курс, проблеми з соціальними виплатами, політичні скандали останніх днів – все це початкові симптоми кризи, що насувається. Більшості...

Андрій ЗАБЛОВСЬКИЙ | Ринок Big Data в Україні або як не проґавити свій шанс?

Згідно даних IBM Research, 90% усіх даних, створених людьми, з’явилися тільки останні 10 років. За таких темпів генерації даних...

Думай

Mrs. Villiia Bondarenko: “The Kyiv State Administration did not offer anything to the Cultural Center. Our spectators turned out to be the real fighters...

The second part of the UA-Times interview with Mrs. Viliia Bondarenko, director of the Cultural Centre “Kyiv” Cinema, an...

Читай

Grigol Katamadze | We hope for the significant progress in creating of the Financial Investigation Service.

In the beginning of the yet another article on the prospects of creating of the Financial Investigation Service, a...

COVID-19: More than 500 case recorded in Ukraine today

According to Digital signal processing, as of 9:00 on May 7 in Ukraine 13691 laboratory-confirmed cases of COVID-19, of which 340 were fatal, 2396...

Grigol Katamadze | The issue of establishing a Financial Investigation Service is the most urgent

I am firmly convinced that, among a large number of legislative "anti-crisis" initiatives, there is one that needs to be addressed in the nearest future...

Ukraine’s emergency service Localizes fires in Zhytomyr Region

Firefighters continue to put out forest fires, which this year destroyed hundreds of hectares of green spaces and meadows, as well as about a...
- Advertisement -

Теж цікаво

- Advertisement -