Ф.Жебровская: «Украина не имеет финансовых мощностей для разработки вакцины против COVID-19»

Популярне

Врач-эпидемиолог: «Кабмин превысил полномочия, когда назначал Главгоссанврача. К тому же без Госсанэпидслужбы это — свадебный генерал»

Столичный врач-эпидемиолог Алексей Галимский рассказал UA-Times, что без восстановления Госсанэпидслужбы невозможно эффективно бороться с инфекционными заболеваниями. Поведал, что назначение...

Карантин продлят до середины мая, но откроют библиотеки и музеи

Во вторник, 21 апреля в Кабинете министров Украины (далее - КМУ) состоялся очередной брифинг по ситуации с противодействием распространению...

Каковы причины массового заражения украинских медиков COVID-19

Наибольшее число заразившихся COVID-19 в Украине выявлено среди медицинских работников. Согласно данным МОЗ, в понедельник среди 328 новых заболевших...

Председатель наблюдательного совета АО «Фармак», член Совета Ассоциации налогоплательщиков Украины Жебровская Филя Ивановна в интервью UA-Times рассказала о возможностях предприятия в разработке вакцины против COVID-19, а также о своих лекарствах, которые спасают от последствий коронавируса не только украинцев, но и граждан Швеции и Великобритании.

— Президент Украины недавно анонсировал начало в стране разработки вакцины против нового коронавируса SARS-CoV-2? Есть ли у АО «Фармак» мощности для такой разработки, а затем и для выпуска этой вакцины? Принимаете участие в этих исследованиях?

— Несколько недель назад Европейский инвестиционный банк создал вместе в ВОЗ консорциум и выделил 7,6 млрд евро для разработки вакцин против COVID-19. Мы с вами очень хорошо понимаем, что ни «Фармак», ни Украина, к сожалению, не имеют таких финансовых мощностей. Возможно, мы сможем присоединиться на каком-то этапе к этим работам.

Мы работаем над тем, чтобы улучшить ситуацию с этим заболеванием и, конечно, внесли свой вклад в борьбу с коронавирусом. Что касается разработки действенной вакцины — мы должны надеяться на этот консорциум, мы должны надеяться на разработки американцев. Дональд Трамп декларирует, что вакцина появится до конца года.

Наша компания, конечно, занимается вирусом. Имеем хорошие результаты исследований в Оксфордском и Франкфуртском университетах по нашему противовирусному препарату. Этот препарат прошел испытание не на людях и показал хорошие результаты. Нам нужно дойти до клинических испытаний и провести их, чтобы уже осенью мы знали, что этот препарат действенный и он может бороться с вирусом COVID-19. Над этим работает большая научная плеяда ученых — зарубежных, украинских и нашей компании. Нам серьезно помогли немецкие ученые. Они правильно подготовили протокол клинических испытаний для того, чтобы мы по всем необходимым критериям исследовали работоспособность этого препарата. Это большая, кропотливая и недешевая работа.

Мы сегодня очень довольны, что не только принимаем участие в усмирении коронавируса, но и принимаем участие в лечебном процессе — от диагностики до борьбы с осложнениями от COVID-19 (та же сердечная недостаточность, или легочная недостаточность). Мы производим лекарственные средства, которыми пользуются врачи Украины и многих других стран мира.

Мы поставляем один наш препарат, который помогает в борьбе с осложнениями от COVID-19, в Швецию и Великобританию. В восемь стран без регистрации едет «Дипрофол», потому что там его нет. Эти страны позволили нам провести отгрузки, поскольку «Фармак» имеет сертификат ЕС, подтверждающий внедрение на нашем заводе европейской системы качества.

— Расскажите более подробно об этой системе.

— Система качества — это контроль с момента заключения контракта с поставщиком на сырье до поставки лекарственных средств в больницы. Вся эта логистическая цепочка должна соответствовать всем критериям, которые требуются для производства лекарственных средств в Европе.

Это непросто. Производство должно быть организовано так, чтобы наши специалисты автоматически работали по европейским требованиям этой логистической цепочки, несмотря на то, производятся лекарства для Украины или Вьетнама, или Великобритании. Отработкой этой системы я занимаюсь ежедневно уже 25 последних лет.

Сегодня мы наблюдаем ситуацию, когда, к сожалению, 20% наших врачей заболели COVID-19. И далеко не потому, что они полностью незащищенные, а потому, что мы не привыкли к той культуре работы, которую сегодня требует коронавирус. Никогда в производственные помещения «Фармак» не попадет человек, который не переоденется и не будет соответствовать должным критериям.

Украинцы — легкомысленные. Моя основная задача — научить людей не быть легкомысленными, а быть ответственными. И я сегодня горжусь и радуюсь тому, что нас находят даже клиенты из Сингапура. Где тот Сингапур? Мы же понимаем, что это высокоразвитая страна, которая может позволить себе закупить лекарства любого производителя. И сегодня они не чураются наших лекарств. И это заслуга не одного человека, а это последствия построенной логистической цепочки, которая должна быть на современных предприятиях.

Я надеюсь, что COVID-19 изменит нас. Однозначно, когда мы забудем о карантине, мы будем другими. Мы будем осторожны. Я разговаривала с нашей сотрудницей в Вене. У них с 1 мая открыли магазины. И она говорит, что посетителей в них нет. Потому что люди должны идти в маске, а это нелегко. В результате ты не идешь в магазин, как на прогулку, ты идешь только за тем, что тебе нужно. И ты заранее продумываешь, что тебе там покупать.

Я думаю, что те компании, которые работали «на авось», они уже не поднимутся — туда не пойдет клиент. Будь это парикмахерская, или  ресторан, или том же магазин — они должны изменить подход к своей работе и уже не будут эти заведения такими, какими были два месяца назад. Они будут другие и подходы будут другие — более требовательные.

— Как быстро ваша компания может быть готова присоединиться к выпуску вакцины против коронавируса, если таковая будет разработана иностранными лабораториями? Насколько она будет тогда дешевле для внутреннего потребителя?

— Сегодня все думают о том, будет ли эта вакцина дешевле. Но мы же с вами понимаем, когда консорциум вложит 7,6 млрд евро в исследования этой вакцины, будет ли она дешевле? Единственная наша надежда на кредитную линию. Когда подписывался этот договор, председатель Европейского инвестиционного банка сказал, что исследования этого препарата — большая долговая нагрузка. Однако если ЕС спишет свою часть кредитов, тогда вакцина будет доступна.

Наше украинское законодательство должно предоставить возможность для того, чтобы мы могли купить или использовать лицензию, возможно, платить роялти за то, чтобы у нас появилась возможность выпускать эту вакцину. Тогда она будет ненамного, но на 15-20% дешевле по сравнению с тем, если бы ее покупали у зарубежного производителя. Но надо еще подождать ее появления.

— В момент начала карантина многие компании начали оказывать помощь нашим медикам. Наверное, и «Фармак» не остался в стороне…

— COVID-19 показал, каким бы ты ни был богатым, ты должен вернуться туда, где закопана твоя пуповина и должен лечиться в клинике на родине. В этой ситуации ты не выберешь, где лечиться, какие бы деньги у тебя не были. И здесь мы должны думать, как сделать, чтобы наша медицина стала лучше для каждого человека.

Наша компания сразу выделила 10 млн гривен на потребности наших больниц. Когда мы связались с компанией «Оптима-Фарм», чтобы купить маски, респираторы и защитные костюмы, это оказалось не так уж и легко. Их просто не было в Украине, их и в мире не было. Но что-то нужно было делать.

Я много лет дружу с модельерами Еленой Ворожбит и Татьяной Земсковой, поэтому вышла к ним с предложением: «Девочки, сшейте мне защитные костюмы». Мы нашли образцы и девушки начали возить своих швей в цех. Сейчас мы уже имеем 5000 сшитых костюмов и не бегаем по китайским сайтам. А наши модельеры не только шили комбинезоны, они и шапки сшили, и бахилы, чтобы предоставить больше средств защиты нашим медикам. Сейчас более-менее больницы обеспечены и мы остановили пошив.

До этого бросились искать маски. Первое предложение было — 10 000 масок по 2 млн гривен, еще и наличными. Ну, какие 2 млн гривен наличными?! Компания «Фармак» так не работает и не может так работать. Звоню в Конфедерацию деловых женщин в Ужгороде. Спрашиваю, может их Мирослава Колумьяк пошить маски? Там сначала удивились, но 20 000 масок мы сшили. Они вышли не совсем, как стандартные медицинские маски — не той формы. Мы сначала решили не нести их в больницу. Но потом оказалось, что врачам они больше нравятся, особенно медсестрам, потому что их можно стирать. И эти 20 000 разошлись в один день.

— Наверное, в больницах, с которыми сотрудничает «Фармак», требовалось и оборудование?

— Для больниц мы купили оборудования на 5 млн грн. Половина этого оборудования уже установлена в 4-й, 9-й и в Александровской больнице Киева. Еще ждем три ИВЛ. За них мы заплатили еще два месяца назад, но только в середине месяца они прибудут в Украину из Китая.

Мы решили так помочь больницам еще тогда, когда в Украине не восстановили производство наших ИВЛ. Конечно, если бы производство запустили раньше, мы бы купили украинское оборудование. Это касается и пошива масок с защитными костюмами. Наше правительство выделило колоссальные деньги на больницы и на врачей, но ничего не сделало, чтобы нужные вещи производились в Украине. Говорят: «Мы лучше закупим». И здесь ничего невозможно сделать. Это было старое поколение руководителей, сегодня уже все новые, они как-то по-новому должны думать, но, к сожалению, думают по-старому.

— По Вашему мнению, кризис помог хоть как-то нашей власти понять, что надо поддерживать отечественное производство?

— Я этого пока не почувствовала. Но хочу надеяться на это. Они должны понять: только та курица, которая несет яйца дома, она важна. Потому что из этих яиц вылупятся новые куры. И мы должны это развивать.

Если бы мы не перечисляли валюту за границу на эти же респираторы, а мы минимум потратили $100-150 млн, а, наоборот, пустили бы их на внутренний рынок, минимум 10% вернулось бы государству в виде налогов. А еще украинцы могли бы получить зарплату, с которой могли бы пойти в магазин и купить там продукты, которые сейчас из-за низкого спроса гниют и выбрасываются на свалку. Вот это мы должны изменить. Мы сами должны это изменить. Власти не до нас. Там считают, что решают какие-то божественные задачи.

Мы проанализировали, от кого сегодня зависит производство «Фармак». Мы имеем 950 поставщиков из 30 стран. Они поставляют нам субстанции, первичную упаковку, реактивы, комплектующие, много-много дополнительных элементов, которые нужны для производства лекарственных средств. На первом месте у нас находится Германия, на втором — Китай, потом — Индия и четвертая Украине. Мы же понимаем, что производство материалов из Китая и Индии мы можем перенести в Украину. Но без понимания этого в Министерстве экономики очень трудно что-то изменить.

— «Фармак» проводит локализацию производства в других странах?

— А как же без этого. Мы работаем в Беларуси. В Узбекистан у нас идет большой объем экспорта. Мы там занимаем шестую позицию на местном фармакологическом рынке. Там мы планируем построить сначала таблеточное производство, потом все будет зависеть от того, как сумеем научить местных специалистов. У нас уже подписан меморандум с Министерством здравоохранения Узбекистана. Если запустим там производство, покроем продукцией и Казахстан, и Таджикистан — все тот регион.

— А в сторону ЕС есть планы?

— Мы в поисках. Но там строить мы не осмелились, а вот чтобы что-то купить — несколько лет присматриваемся. Одновременно мы смотрим, чего нам не хватает, что мы хотели бы купить, чтобы дополнить наш фармакологический портфель и могли работать на новом рынке. Компания «Фармак» к этому готова. Мы много лет привлекали кредиты, в том числе Европейского банка реконструкции и развития, инвестировали в технологические линии. Мы уже видим, что на сегодняшний день органический рост компании уже ограничен, нам нужна покупка и объединение с другими компаниями. Мы в поисках.

— Как в период карантина удается продолжать работу предприятия?

— Есть мудрая еврейская поговорка: «Не жалейте заварки и чай всегда будет хороший». Мы наняли 41 микроавтобус и разработали маршруты с учетом того, где живут наши сотрудники. Их у нас более 2000. Наладили работу нашей столовой только на вынос (каждый цех может себе заказать обеды в нашей столовой и их доставят в комнату приема пищи). То есть к минимуму ограничили работникам необходимость быть вне их семей и завода. Вирус же никого не выбирает, мы все под одним небом ходим.

Заработала развозка «Подвези друга, подвези коллегу», как это было в 2014 году. Сделали специальную группу в соцсети, где коллеги предоставляют предложения или просят помощи, довезти их домой. Люди очень активно пользуются этим наследием 2014 года.

Конечно, у нас постоянно проводится дезинфекция помещения. Все в масках, на входе меряем температуру каждому, кто заходит на территорию завода. К сожалению, заболел медицинский работник в Ровно, с которым мы сотрудничаем. Мы следим за его состоянием и помогаем.

— Многие лекарственные средства стали дефицитными в период карантина. Тот же парацетамол. Насколько, например, вы увеличили выпуск таких лекарств, чтобы удовлетворить спрос?

— Относительно наших препаратов мы можем быстро наладить выпуск дополнительной партии, чтобы удовлетворить спрос. Мы смогли быстро перестроить наши новые современные линии, которые легки к адаптации, для выпуска антисептика. Его же сначала тоже не было, а как первый появился, то у людей эти руки красные — потому что неизвестно, из чего его сделали. Мы посмотрели рецептуру, подготовились, долго ждали спирта, пока власть приняла соответствующее решение. Сделали дополнительную смену и начали выпуск от флакончиков до 10 литровых бутылей для дезинфекции помещений. Таким образом, наладили производство и антисептик есть в аптеках.

Без дополнительного специализированного производства нам мощностей хватает для покрытия украинского рынка и для того же экспортного потенциала, который был на момент объявления о пандемии. Однако сейчас мы имеем заявок на «Дипрофол» на два года вперед. Два года никто эти лекарства ждать не будет, а будут искать других производителей. Вот здесь у нас мощностей не хватает.

Конечно, мы работаем над этим. Например, у нас есть проект «ГЛС 3» — готовые лекарственные средства, выпускаемые в антисептических условиях. Уже есть третий такой проект, но этот проект из-за пандемии еще незавершенный. Мы хотели завершить его к нашему 95-летию в декабре этого года. Но, к сожалению, не успеем, потому что Италия не работает уже три месяца и не отпускает нам большое количество оборудования. Думаем, что раньше июля мы его не получим.

Мы должны говорить еще и о том, что за 87% лекарств, потребляемых в Украине, платит сам пациент. Это очень много. Ни в одной стране мира этого нет. Сегодня не за что людям лечиться, так как практически все парализовано три месяца. У людей доходов нет, поэтому в аптеках и имеется парацетамол. У людей нет денег, не за что лечиться.

— По Вашему мнению, уже наступило то время, когда медицинские работники, фармацевты, ученые должны тоже заняться политикой, чтобы менять страну в том направлении, в котором мы будем максимально готовы к вызовам вроде появления коронавируса SARS-CoV-2?

— Знаете, те медики или фармацевты, которые хотели быть политиками, они уже в политике. О какой политике можно говорить, если я дышу воздухом своей компании и я понимаю, чем я могу помочь здесь. А сидеть в ВР и думать, как мне голосовать, а мой голос ничего не будет значить…

Сначала мы должны там все поменять. Я долго думала и говорила — в политике должно быть больше молодежи, которая по-другому думает. А новое поколение не читает газет, а новое поколение не понимает государственное устройство, а новое поколение не знает, что такое ответственность. И это мы говорим не столько о политике, сколько о том, что люди должны называть вещи своими именами. Потому что если ты идешь в политику, ты должен знать, как устроено государство, за что оно отвечает, какие последствия законов, за которые ты получаешь 10 000 долларов. Конечно, мы не должны молчать.

— Однако, кто лучше практика в той или иной отрасли может привлечь внимание политиков и власти к тому, что нужно изменить, чтобы и бизнес процветал, и экономика страны имела с этого выгоду?

— Вы думаете, мы этим не занимаемся? У нас есть группа людей, которые подают свои замечания к законам, мешающим нам работать. Есть такой Закон «О лекарствах», который был принят еще в 1996 году. В 2000 годах нам говорили, дайте $1 млн и в закон примут изменения. Я ответила, что лучше куплю технологическую линию и она будет у меня выпускать лекарства.

У меня есть свое видение европейских законов, и не потому, что я хочу жить в Европе, я хочу, чтобы Украина жила, как живут в Европе. И я буду это внедрять. Так мы и шли эти 20-ть лет, а Закон «О лекарствах» так и остался без изменений на протяжении 25 лет. То нужны были деньги, а теперь говорят, ваши предложения устраивают отечественного производителя, но не устраивают иностранного. Извините, так в каком государстве мы живем?! И снова, в ВР там и врач есть, и бизнесмены, однако есть политика сверху.

Мы бьем в колокола, чтобы приняли изменения в Закон «О защите прав на изобретения и полезные модели». Потому что вечнозеленые патенты не могут дальше существовать. Все согласились. Но сначала был закон «О земле», теперь — Закон «О банках». Далее — кризис и законов нет. Таких вопросов очень много. Наши специалисты есть в группе по реформированию отрасли, мы подаем предложения, но пока нас не слышат.

Я хочу всем нам пожелать, любить себя и любить свое государство. А любить себя, это, как я понимаю, потреблять все украинское. У меня иногда болит сердце, когда я вижу, что и картофель, и зелень, выращенные на Херсонщине, выбрасываются, а мы покупаем иностранное, абы не свое. Этот карантин, пожалуй, нас заставит по-другому посмотреть на мир. 450 тысяч человек вернулись из лучшей жизни в свой дом. Давайте будем делать все, чтобы наш дом процветал. Давайте все делать, чтобы мы могли выжить самостоятельно, а не получать помощь. Я всегда говорю: лучше помогать кому-то, как это делает компания «Фармак».


patroneText

загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Найновіше

Семьям погибших в авиакатастрофе в Харьковской области выплатят помощь в размере 1 млн 576 грн

Министр обороны Украины Андрей Таран принял решение о выплате денежной помощи семьям погибших в результате крушения военного самолета в...

Эксперт: негативным фактором для гривны остается рост числа заболевших Covid-19

Руководитель отдела аналитики ГК Forex Club Андрей Шевчишин дал UA-Times краткосрочный прогноз курса национальной валюти. Курс гривны в пятницу, 25 сентября, открылся расширением спреда по...

Средние розничные цены по стране почти не меняются — эксперт

Нефтяной рынок продолжает находится под давлением: с начала сентября марка Brent подешевела более чем на 9%. Об этом сообщает аналитик ТелеТрейд Сергей Родлер. "На прошлой...

Директор SAP: «Как в Америке, так и в Европе вы увидите, что задачи нижнего уровня будут автоматизированы»

Том Киндерманс, директор немецкой корпорации-разработчика программного обеспечения и поставщика услуг консалтинга SAP в Центральной и Восточной Европе рассказал UA-Times, как коронавирус повлиял на способы...

Власть слышит бизнес: итоги работы ІІІ Форума бизнес-ассоциаций Украины

Верховная Рада и правительство готовы проводить все необходимые изменения, которые предлагают украинские предприниматели. Таков итог Форума «Диалог гражданского общества, бизнеса и власти», состоявшегося 22...

Думай

Директор SAP: «Как в Америке, так и в Европе вы увидите, что задачи нижнего уровня будут автоматизированы»

Том Киндерманс, директор немецкой корпорации-разработчика программного обеспечения и поставщика услуг консалтинга SAP в Центральной и Восточной Европе рассказал UA-Times,...

Читай

Власть слышит бизнес: итоги работы ІІІ Форума бизнес-ассоциаций Украины

Верховная Рада и правительство готовы проводить все необходимые изменения, которые предлагают украинские предприниматели. Таков итог Форума «Диалог гражданского общества,...

Теж цікаво

Блоги

Єгор ШИШЕНОК | Що чекає на українську економіку восени

Нестабільний курс, проблеми з соціальними виплатами, політичні скандали останніх днів – все це початкові симптоми кризи, що насувається. Більшості людей зрозуміло, що в останній...

Андрій ЗАБЛОВСЬКИЙ | Ринок Big Data в Україні або як не проґавити свій шанс?

Згідно даних IBM Research, 90% усіх даних, створених людьми, з’явилися тільки останні 10 років. За таких темпів генерації даних через сто років кордон між...

ОЛЬГА КРАСКО | Як вивести з тіні трудових мігрантів і здійснити мрію президента

Влада наголошує на необхідності виведення з тіні трудової міграції, але в який спосіб? Яким чином гарантувати умови безпеки українцям з користю для держави? Більше року...

Іванна КОСТЮХІНА-ЧЕРНОВА | Сила бренду: навіщо і як розробити

"Бренд – це не річ, продукт, компанія або організація. Бренди не існують в реальному світі – це ментальні конструкції. Бренд найкраще описати як суму...

Андрій ЗАБЛОВСЬКИЙ: Як не треба «удосконалювати» Закон №466-IX або чому не допомагають спроби його косметичної ревізії

Попри чисельні звернення бізнесу та експертного середовища, скандальний податковий законопроект №1210, який підприємці назвали «податковим терором» після підписання його Президентом став Законом №466-IX та...
- -