Роковой рейс PS752: интервью психолога об отчаянии и безразличии

Популярне

Врач-эпидемиолог: «Кабмин превысил полномочия, когда назначал Главгоссанврача. К тому же без Госсанэпидслужбы это — свадебный генерал»

Столичный врач-эпидемиолог Алексей Галимский рассказал UA-Times, что без восстановления Госсанэпидслужбы невозможно эффективно бороться с инфекционными заболеваниями. Поведал, что назначение...

Карантин продлят до середины мая, но откроют библиотеки и музеи

Во вторник, 21 апреля в Кабинете министров Украины (далее - КМУ) состоялся очередной брифинг по ситуации с противодействием распространению...

Каковы причины массового заражения украинских медиков COVID-19

Наибольшее число заразившихся COVID-19 в Украине выявлено среди медицинских работников. Согласно данным МОЗ, в понедельник среди 328 новых заболевших...

Продолжаем исследовать и анализировать события вокруг авиакатастрофы Боинга МАУ, которая произошла в Иране 8 января. Огромный резонанс трагедия вызвала у пользователей соцсетей, которые взорвались не только вполне понятным сожалением и сочувствием в адрес родных и близких жертв, но и совсем другими, противоположными проявлениями — гневом, отчаянием, агрессией, обидой …

Прочитано в Фейсбуке: «Какая б… погнала наш экипаж в небо войны? Эта б … и виновата в гибели людей … ». «Как закрыть рты «экспертам» от авиации, бросающимся необоснованными обвинениями? Как прервать поток злобных заголовков и подколок в СМИ?» «Вставьте себе в ж… все скрины типа «Борисполь» не убрал рейс с табло … Хоть на время забудьте о ругани, шере и трафике… Будьте же, б …, людьми!»

www.facebook.com/president.gov.ua/

Почему же реакция была столь противоречивой, иной раз хайповой, на грани со злостью, ненавистью и за пределами приличия? Что с этим делать? Как вообще воспринимать неожиданные катаклизмы? Можно и нужно ли управлять эмоциями? Что стоит знать всем нам? Говорим об этом с известным психологом-практиком, руководителем тренингового центра Украинской школы управления Зоей ГАРКАВЕНКО.

— Если изобразить реакцию на эту страшную катастрофу в виде рисунка, — говорит Гаркавенко, — то мне она представляется как концентрические круги, словно пирамида, наслаивающиеся один на другой. В ее основе находится чрезвычайно высокий уровень напряжения.

— Вообще в обществе?

— И в обществе, и у каждого человека в отдельности. Это напряжение обусловлено ​​многими факторами. Но то, что оно присутствует, абсолютно понятно. О взрыве реакции свидетельствует чрезвычайный уровень агрессии, гнева, злобы, глубокой обиды. Событие, происшедшее 8 января, оказалась канализатором того, куда это напряжение могло быть выброшено – словно некое жерло вулкана, который неожиданно проснулся. Разогретая лава клокочет и неистовствует в земном ядре, а затем ищет выход наружу не в разных местах, а в каком-то одном … Так и здесь: сначала четко выраженная реакция на само событие, повлекшее гибель большого количества людей, пассажиров, членов экипажа … Это происходит на фоне понимания, что жизнь лучше не становится, легче тоже, наоборот, изо дня в день порождает новые проблемы … Очевидной перспективы изменений к лучшему нет … Хотя это то, что всегда выручало — мол, еще немного потерпим, но потом придет улучшение… За последний год (не хочу называть никаких фамилий) напряжение в обществе неуклонно росло… И на примере одного человека также … Между отдельными группами, отраслями, слоями, сообществами постоянно происходят какие-то трения, возникают конфликты, споры, но — не наступает разрядки… Похоже на некий атомный реактор, который вышел из строя, стал не управляемым и в конце концов взорвался …

— Резкими заголовками взорвались и выступления в СМИ, посты в соцсетях …

— Если говорить о журналистах, то мера их воспитанности и этики обусловлена ​​степенью профессионализма. Реакция же рядовых граждан, не представителей СМИ, но постоянных пользователей соцсетей, оказалась более острой,категоричной, часто провокативной — собственные страницы они использовали как канал выплескивания напряжения, о котором мы говорим. Учитывая неопределенность, которой становится все больше, и она  окутывает нас словно облако, люди просто не умеют вести себя в такой ситуации …

— А что они должны были делать?

— Большое значение имеет медийная культура. И очень большая роль принадлежит государственным институтам, в частности тем, кто должен толковать происходящее, разговаривать с обществом. К сожалению, вменяемых, адекватных, направленных на определенные категории населения и группы людей коммуникаций не произошло.

— Почему?

— Мне кажется, есть несколько факторов. Первый — неумение.

— Или нежелание?

— Нежелание — это следствие. Причиной нежелания является неумение. Или еще худший вариант — когда неумение перекрывается каким интригующим, манипулятивным объяснением чего-то, что якобы требует осмысления, обдумывания и тому подобное. На самом деле, чтобы разговаривать с обществом, надо уметь это делать и понимать своевременность такой важной задачи. Если взорвалось сейчас (упал и разбился самолет), то реагировать, давать ответ надо немедленно, не откладывая на завтра или послезавтра. Вот комментировать можно позже. Но давать ответ — сразу же, по горячим следам. Далее. О том, как реагировать. Люди разные, неоднородные, и это нормально. Но в обществе всегда были и есть те, кто способен  влиять на мозг, чувства, поведение других. В случае же с Боингом МАУ, потерпевшим катастрофу в Иране, заявила о себе проблема: те, кто имеет такое влияние, не стали этого делать. Гордиев узел: с одной стороны, кто-то спрашивает себя, почему он должен что-то делать, если для этого есть специально обученные люди? А с другой — агрессивные, злые, раздраженные комментарии, отзывы появляются из-за чувства беспомощности, неспособности влиять. Знаю многих профессионально подготовленных людей, способных грамотно комментировать острые события. Но их недовольство, ощущение собственного бессилия ( «Разве меня кто-то услышит?») сделали фактически невозможным активное воздействие на определенную часть общества … И тут еще раз стоит вернуться к медийной или околомедийной грамотности. Многие пользователи вбрасывают в соцсети что-то событийное, одноволновое. Вот сейчас что-то произошло, и это выплескивается, лучше даже сказать — выплевывается… Для таких пользователей не важно, чем их слово отзовется… Сеть — живой организм. Кто-тов бросил туда какую-то, простите, глупость, ее сразу же подхватили другие, и фактически это уже не обсуждение события как такового, или трагедии, как в случае с Боингом, а уже совсем другое. Дальше. Реакция на событие вызывает уже реакцию на реакцию. Они наслаиваются, образуя взаимосвязанную цепь. И появляется индукция, то есть от конкретного факта перекидывается мостик к обобщениям… Ведь как только узнаем о серьезном, трагическом событии, оно сразу вызывает ощущение ужаса, отчаяния: как такое произошло? Не может быть?! Затем пытаемся анализировать причинно-следственная связь, ищем виновных, поскольку для нас важно, чтобы справедливость была восстановлена, а виновник наказан. Но если не хватает информации, или она противоречива, путаная, это порождает растерянность, неопределенность, которые давят еще больше. И тогда возникает двойной взрыв, приводящий к еще более непредсказуемым результатам.

— В известной степени так было и в ситуации, которую рассматриваем. Потому что всего через два часа после катастрофы посольство Украины в Иране обнародовало версию неисправности двигателя самолета, отбросив другие вероятные, а затем эту информацию сняло, что лишь добавило неопределенности… И возмущения людей, которые почувствовали себя обманутыми. Или которых пытаются ввести в заблуждение. И они задаются вопросом: «За кого нас держат?»

— Вот это ключевое: «За кого нас держат ?!» Интернет предоставляет доступ к источникам очень разной информации. Наслоения реакций усиливает индукцию обиды, и уже возникает так называемая бессознательная агрессия на все. Те, кто обязаны были управлять информационными процессами, доносить оперативные и достоверные сведения, поддерживать достоинство, как чрезвычайно важный социально-психологический феномен групповой идентичности гражданского общества, оказались совершенно не на высоте. И то, что согласно своим служебным обязанностями не сделали чиновники, за них выполнили пользователи сетей, разумеется, в своей интерпретации, по собственному разумению и оценкам…

На месте крушения самолета МАУ уже работает тяжелая техника | Фото twitter.com/Matt_VanDyke

— Как действовать в условиях, когда официальные лица не реагируют, запаздывают? Люди накручивают других и себя. Гремучая смесь способна вызвать огромные разрушения, и не только в чьем-то сознании…

— На самом деле гнев, ненависть — энергия негативных эмоций. Она мощная. Но короткая. У эмоций положительных волна действия длится дольше. Власть это должна понимать. И если она своевременно коммуницирует с обществом, это идет ей на пользу. Нет такого отношения — соответствующий и результат. А именно — повышение уровня недоверия к определенным институтам и должностным лицам. Не следует также увеличивать уровень напряжения путем повышения пафоса, искусственного возвеличивание значения каких-то событий.

— Могли бы что-то посоветовать рядовым гражданам?

— Есть такое библейское выражение — добродетель тихим шагом идет по земле. Это значит — совершать что-то хорошее, полезное … Хотите помочь семьям погибших – перечислите на счет деньги. Поедьте в аэропорт Борисполь и поставьте свечу. Помолитесь в церкви за упокой души невинно убиенных. Это должно быть что-то простое, понятное. Маленький, но реальный шаг. Мы всегда знаем, что должен сделать кто-то другой. А начинать нужно с себя. По крайней мере не разгонять по сетям негатив — грубость, панику, вопли и тому подобное …

— А что следует делать или не делать родственникам жертв катастрофы? Вообще не пользоваться соцсетями, чтобы не попадать в водоворот чужих страстей, раздражения, агрессии, злобных комментариев и отзывов…

— Мне кажется, трагическая гибель близких, родных, друзей вызвала у этих людей оцепенение. То, что они видят, читают в соцсетях, конечно, воспринимается с болью… Но по сравнению с невосполнимыми потерями, которые они понесли, чужие нелепые, несдержанные высказывания выглядят не критично. Как слабое эхо где-то в горах … Когда-то у меня на приеме была женщина. Она слушала, а потом воскликнула: «О, вы такие дельные вещи рассказали, такие интересные практические советы дали — я об этом читала в книге …». Спрашиваю: «И? Вы использовали это?» «Да!»        «Вам помогало?» «Да!»

— Так если использовала и помогало, зачем-то же она к вам пришла!

— То-то и оно! Запрос, обращенный к себе самому, никто не отменял. В какой-то момент человеку становится легче (мы снова возвращаемся к социально-психологическому напряжению) … Ему  должно стать легче. Он должен жить дальше. Ради того, чтобы те, кто погиб, не забылись, оставались в памяти, мыслях. Если эта осознанность есть, станет легче.

— Еще параллели напрашиваются. На Донбассе едва ли не ежедневно гибнут наши бойцы… Почему их смерть не вызывает такого огромного всплеска безудержных чувств, бурных эмоций? Мы, как ни горько об этом говорить, привыкли к такого рода потерям? Или здесь что-то другое?

— На Донбассе гибнут и получают ранения в основном военные. Это накладывает свой отпечаток и на восприятие. К смерти вообще невозможно привыкнуть. А тут при очень противоречивых поначалу  обстоятельствах разбивается рейсовый пассажирский самолет обычных авиалиний, и в катастрофе никому не удается выжить — ни пилотам, ни бортпроводникам, ни пассажирам … Совсем молодые и пожилые, мужчины и женщины, семейные пары и дети … Все гражданские, ни одного военного … Представители разных национальностей,  граждане семи стран… Разумеется, первичная реакция нормального человека на случившееся — шок.

— Те же бортпроводники — успешные, красивые ребята, у которых впереди была целая жизнь, недавние выпускники вузов, некоторые еще не успели жениться, выйти замуж …

— Молодые, перспективные … Все так … Но … У бойцов, которые находятся и, к сожалению, гибнут на Донбассе, свой, собственный выбор и миссия военных. У тех, кого потеряли в Иране, миссия была другой. Но они погибли …

— Многих задела, возмутила, раздавила несправедливость случившегося …

— Смерть, повторюсь, независимо от того, выбирал человек свой путь или нет — всегда драма. Тем более смерть внезапная, неожиданная. Это огромное горе и испытание для семьи, близких … Но вы совершенно правильно говорите о несправедливости, которую можно назвать условной, поскольку и гибель в зоне Операции объединенных сил от вражеского обстрела, пули снайпера несправедлива, и авиакатастрофа гражданского лайнера — тоже. И там, и там люди ушли из жизни не по своей воле, не естественным образом. Некоторые из живых, знавших их, воспринимают это как предательство Всевышнего — зачем, как Он мог? Этот вопрос довольно часто преследует многих — как такое произошло, ведь Рождество, Новый год … Но у Всевышнего свои планы … И конечно, нам не хватает внутренней энергии, чтобы принять информацию, в том числе о трагическом событии, как данность, смирившись с тем, что так бывает … Если же возвращаться к несправедливости, о которой спрашиваете, то иногда именно в ней видят источник гнева. Рассуждения таковы: у человека есть соглашение с Богом. И он хочет сделать то, что Он дал, чтобы реализовать свои способности, талант … Но случаются вещи, которые мы не способны ни понять, ни осознать. И вот здесь начинается вера. Какая была миссия у тех, кто находился на обреченном самолете? Понимаю, вопрос выглядит отстраненно- философски. Но если окунуться в глубину, попробовать поразмышлять основательно, то возможно, у кого-то и возникнет чувство равновесия восприятия. Причем человек признает, и в этом его сила, и принимает обстоятельства, на которые не может повлиять. Мы начинали с графического изображения катастрофы в виде пирамиды с концентрическими кольцами. Так вот на ее верхушке — знак вопроса, что каждому делать. Можно изменить ситуацию? Нет! А принять то, что случилось? Да! Для этого нужны силы. Тогда получается, что человек не бессилен. И принимает обстоятельства случившегося. А следующий шаг — память. Память о тех, кто отдал жизнь за нас и, возможно, тех, из-за кого, собственно, и случилась это трагедия. И тогда совсем другое отношение и переживания, и  эмоции…

— Потому что меняется угол зрения и угол восприятия.

— Да. И появляется то, что называем взрослой позицией. Можно бесконечно обвинять кого-либо в чем-либо. Не проблема. Но это детская позиция.

— Почему детская?

— Ко мне обращаются родители, которые переживают, что чего-то недодали детям. Но они уже сделали ради них немало — чтобы те  появились на свет, дали им воспитание, образование … Ребенок и сам должен что-то делать для себя. Оставьте его в покое, не мешайте, дайте возможность стать тем, кем он должен быть. Но одновременно позаботьтесь о том, чтобы чувствовал себя не чужим, защищенным родителями. ..

— Видите ли вы какие-то конспирологические проявления в катастрофе самолета МАУ?

— Идея конспирологии мне в некоторой степени понятна. Но здесь ее я не нахожу. Почему? В пирамидальной конструкции, которую мы представляем, при желании можно найти место для специально осуществленных шагов. То есть, наверное, было нечто, что можно выстраивать в конспирологическую линию тоже. Однако я ее здесь не вижу.

Крушение Boeing-737 авиакомпании МАУ в Иране / фото en.irna.ir
Крушение Boeing-737 авиакомпании МАУ в Иране / фото en.irna.ir

— Вдова одного из пилотов призналась, что отговаривала его лететь в этот рейс. Разве это не конспирология — женщина чувствовала что-то неладное?

— Она чувствовала риск, опасность, но это женская интуиция, предвидение. Конспирология, или теория заговора — это когда что-то создано искусственно, тайно с каким-то прицелом. Например, чтобы это был украинский самолет, чтобы на нем находились иностранцы, в том числе несколько десятков граждан Ирана, чтобы лайнер оказался именно в роковой зоне, был поражен ракетами российского производства и тому подобное … Вот это была бы конспирологическая линия. Но не в данном случае. Хотя совпадение каких-то случайностей, конечно, можно выстроить.

— К сожалению, это не единственная авиакатастрофа, подобные были и раньше …

— Да, во времена независимой Украины был сбит Ту-154 российской авиакомпании «Сибирь», пораженный украинской ракетой над Черным морем. Тогда тоже погибли все пассажиры и экипаж … Еще раньше, в бытность Союза, советский летчик-истребитель сбил пассажирский Боинг-747 южнокорейской авиакомпании … Пять лет назад в небе Донбасса потерпел катастрофу малайзийский самолет, следовавший из Амстердама в Куала-Лумпур — он был поражен российской ракетой комплекса «Бук»… То есть подобные иранской   трагедии были и раньше, и чаще все срабатывал человеческий, а не технический фактор. Кто-то из глупости, кто-то — не понимая последствий, открывал огонь по гражданским воздушным судам, что приводило к десяткам, сотням жертв. Не говоря уже об огромных материальных и моральных убытуках, страховых выплатах, репутационных потерях и так далее …

— Какое из всего вышеизложенного резюме? Ведь начавшийся год  високосный и, возможно (не сглазить бы), это не первая беда, которую он принес. Ждать ли других катаклизмов? Что бы вы, как психолог, посоветовали?

— Прежде всего, ни в коем случае не ждать катаклизмов. Не надо ждать плохого. Ибо оно же может произойти, а может и нет. Это и есть условия неопределенности, на которые мы не способны влиять. Но вовсе не обязательно, даже вредно планировать то, что с нами может случиться. Надо сосредоточиться на позитиве. Когда-то в декабре 2013 года, меня часто приглашали на радио — было не слишком много желающих комментировать те бурные события. Во время прямых эфиров звонили родители детей, люди почтенного возраста, и некоторые спрашивали: «Что делать?» Отвечала встречным вопросом: «А что вы собирались делать? Чем планировали заняться? Хотели гладить? Гладьте! Стирать? Стирайте! Если ваши дети, друзья на Майдане — сварите им борща, принесите и накормите! Это то, что вы можете сделать. Обнимите своих близких. Звоните им каждый день. Говорите, что любите их. Это то, что не требует значительных усилий».  Конечно, ожидать неприятностей можно. Но странная штука — если мы садимся и ничего не делаем, они почему-то непременно нас находят. Это практическое испытание веры.

— Вы сами не боитесь садиться в самолет, особенно после того, что произошло в Иране?

— И да, и нет. Приведу другой пример. В течение десяти лет я не сидела за рулем, после того, как столько же времени управляла автомобилем, а затем села и поехала. Был выбор: либо зависеть от водителя, его капризов, других факторов, или полагаться только на себя. Водитель, сидевший в автомобиле рядом, сказал: «Видно, что умеете, но чувствуется, что боитесь». И вот сейчас, когда фактически уже прошла половина зимы, и я получила необходимую уверенность, не покидает беспокойство, что проблемы начнутся, когда выпадет снег. Но каждый день сажусь за руль и еду, потому что надо. Глаза боятся — руки делают. Выбор прост: быть зависимой или ответственной. Так и с теми событиями, о которых мы с вами говорили. Боитесь летать? Вероятно, не вы одни. Но если выбирать — двигаться или нет, то лучше все же выбрать движение. А дальше наступает то, что называем верой … Верой в то, на что не можем повлиять, зато способны воспринимать иначе …

Прочитано в Фейсбуке: «Мы научились летать в небе, как птицы. Мы научились плавать в океане, как рыбы. Осталось научиться жить на земле, как люди».

 Александр Ильченко, спецкорреспондент UA-Times

Читайте также «Тайна рейса PS752 глазами наших экспертов: ракета, взрыв, отказ или ошибка«


загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

- Advertisement -

Обмен Валют

Найновіше

Нацбанк оставил без изменений прогноз по уровню инфляции на 2021. Эксперты другого мнения

В четверг, 21 января, Правление Национального банка приняло решение оставить учетную ставку без изменений на уровне 6% годовых. Регулятор...

Америка получила 46-го президента Джо Байдена (видео)

В Вашингтоне прошла церемония вступления в должность 46-го избранного президента США Джо Байдена. Дональд Трамп присутствовать на инаугурации отказался и за несколько часов до...

Эксперт: средняя стоимость бензина по стране продолжает расти

Средняя стоимость бензина по стране продолжает расти. В чем причина и что ожидать дальше, объяснил UA-Times аналитик ТелеТрейд Сергей Родлер. Главная причина - восстановление нефтяных...

Гривна продолжает укрепляться

Курс гривны в среду, 20 января, укрепился до 28,15 гривен за доллар. Рынок позитивно воспринял размещение ОВГЗ на 12,3 млрд. гривен, и отметил снижение...

Берлин выделяет два гранта на модернизацию медучреждений и строительство школ на востоке Украины

На заседании правительства Украины 20 января вице-премьер-министр Украины-министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников получил согласие на подписание соглашения с Кредитным учреждением...

Думай

Беспрецедентный анализ: лоббирование властью интересов отдельных групп и мошенничество с НДС — главные угрозы фискальной безопасности Украины

На днях в Киеве состоялась презентация результатов беспрецедентного анализа, который впервые в истории Украины продемонстрировал, насколько велики риски и...

Читай

Нацбанк оставил без изменений прогноз по уровню инфляции на 2021. Эксперты другого мнения

В четверг, 21 января, Правление Национального банка приняло решение оставить учетную ставку без изменений на уровне 6% годовых. Регулятор...

Теж цікаво

Блоги

Вікторія ТЮТЮННИКОВА | Підприємці і держава під час карантину: як влада підтримує бізнес (12 полегшень для бізнесу)

Із зрозумілих причин пандемія COVID-19 негативно впливає на економічне становище українців: обмеження чи взагалі зупинення певних видів господарської діяльності, як наслідок, падіння економічної активності,...

Андрій ЗАБЛОВСЬКИЙ | Технології штучного інтелекту на службі «розумних міст»: Україна та світ

Наразі існує чималий світовий досвід застосування технологій на базі штучного інтелекту для потреб «розумних міст»: починаючи від обслуговування дорожнього руху (як наприклад, у м. Барселона...

Оксана СКОРОБОГАЧ | Трудовые отношения будут модернизированы?

В связи с необходимостью модернизации учета трудовых отношений наемных работников Верховная Рада приняла в первом чтении Законопроект, который утверждает переход от бумажных к электронным...

Єгор ШИШЕНОК | Що чекає на українську економіку восени

Нестабільний курс, проблеми з соціальними виплатами, політичні скандали останніх днів – все це початкові симптоми кризи, що насувається. Більшості людей зрозуміло, що в останній...

Андрій ЗАБЛОВСЬКИЙ | Ринок Big Data в Україні або як не проґавити свій шанс?

Згідно даних IBM Research, 90% усіх даних, створених людьми, з’явилися тільки останні 10 років. За таких темпів генерації даних через сто років кордон між...
- -